Использование холистического подхода в диагностике и интегральных техник в висцеральной хиропрактике и остеопатии

f490de1a0a2774ce48058a92dab0af68

Латинник Андрей

Классическая медицинская наука с разделением на отрасли медицинских знаний может заставить нас подходить к решению проблем организма с парциальной точки зрения, недостаточной для полного излечения. Так, невропатолог, гастроэнтеролог, ортопед и эндокринолог могут работать над разными проблемами, которые, тем не менее, имеют по факту единый триггерный механизм. Подобно шутливому высказыванию, что «куст – это пучок растений, произрастающий из одной точки», так и ряд заболеваний – «разные ветви» может иметь неявные причины – «один корень».

При этом каждый из специалистов, например, ортопед, может иметь собственное «локальное» мнение и не принимать во внимание гастроэнтерологию и другие «ветви», поскольку данные темы выходят за пределы зоны его профессиональной ответственности и, возможно, профессиональных знаний. Что тогда говорить о знаниях, пришедших из других дисциплин, систем, терапий? К примеру, выясняя, знакомы ли наши «западные» врачи с известным в китайской медицине фактом взаимосвязи зубов и почек, я обнаружил, что только один «наш» рентгенолог смог допустить такую взаимосвязь. Опрошенные мной стоматологи подобных связей не принимают. Хотя западной медицине известно, что почки влияют на вывод кальция из организма, в том числе при дефиците магния, чрезмерном потреблении кофе, сахара, алкоголя, диуретиков и прочих веществ, воздействуя тем самым на костные ткани и зубы.

Итак, зачастую пациент предстает с набором симптомов, которые западная медицина рассматривает как изолированные проблемы различного генеза и предлагает различные пути их решения. При этом работа по устранению беспокойств осложняется из-за трудности установления причинно-следственных связей и правильного понимания клинического страдания. Как быть пациенту в таких случаях? Многие жалуются на бесконечные изматывающие «походы по врачам», отсутствия понимания, куда двигаться дальше, как и чем лечиться. При этом, как правило, имеется много патологий, которые далеко не всегда увязываются друг с другом в понимании врача.  

Предлагаю рассмотреть случай из моей собственной практики.

Пациентка А., 50 лет, обратилась с жалобами на загрудинные боли разлитого характера в виде приступов, чаще ночью, приступы паники, тошноту, рвоту после приема пищи, дисфагию. По итогам медицинского обследования поставлен диагноз «кардия пищевода». Опухолей средостения не выявлено. Сердце и сосуды в норме. После двухнедельного лечения в стационаре пациентку выписали. Однако уже через неделю вся симптоматика вернулась. При повторном обращении А. получила рекомендацию «волноваться поменьше» (при сильной экскурсии грудной клетки, например, при рыданиях, диафрагма перегружается и может произойти сужение пищевода, возникнуть грыжи пищеводного отверстия).  

На момент обращения ко мне А. не могла принимать твердую и жидкую пищу уже 4 дня, но продолжала работать на производстве (!!!) по причине финансовой нужды.

Пациентка среднего питания. Питается нерегулярно. За последние 2 месяца похудела на 15 кг, поскольку практически ничего не может есть. Лицо бледное, утомленное, демонстрирует истощение и страдание. Говорит тихим голосом. Склеры немного мутные. Язык бледно-розовый, отечен, обложен, указывает на нарушение работы ЖКТ и дисфункцию селезенки. Аускультация выявила явное снижение перистальтики, местами – «глухие» зоны. Рефлексы в норме. Живот отечный, вялый, область слепой и сигмовидной кишки болезненна. В зоне проекции тонкого кишечника – шелушащаяся кожа, особенно в районе пупка. Брюшная аорта в эпигастрии «стянута» мышечным спазмом. Печень мягкой консистенции, смещена кверху. Селезенка не прощупывается.

Стул нерегулярный; кал временами ахолический, обесцвечен, что свидетельствует об отсутствии пигмента стеркобилина из-за нарушения выведения билирубина; также болезненное спастическое напряжение в районе сфинктера Одди, мутные склеры заставляют предположить дискинезию желчных протоков, проблемы с желчным пузырем и печенью.

У пациентки значительный кифоз грудного отдела позвоночника. Плечевой пояс поднят кверху, ключицы «утоплены». В ходе опроса выявлено, что А. работает крановщиком на небольшом промышленном кране. При этом рост пациентки 160 см. Стало понятно, при таком небольшом росте управлять рычагами крана можно только значительно подняв плечи.

В эмоциональном плане пациентка спокойна, более интроверт, флегматик, имеет переживания в отношении судьбы своего взрослого сына, финансовых проблем, одиночества. Демонстрирует эмоциональную истощенность и подавленность.

В ментально-волевом плане отмечается стремление «добрать-победить-выполнить» любой ценой, «жертвенность», «терпеливость», «срыв».

Энергетический план характеризуется «работой на пределе», А. не успевает восстанавливаться.

Работа в условиях невозможности помещения А. в стационар заключалась в скорейшем возвращении ослабленной пациентки к нормальному питанию (к моменту обращения больная сильно ослабла, но продолжала работать на кране), снижении острых болевых приступов и спазмов, восстановлении иннервации, нормальной циркуляции крови и лимфы; устранении первичных и сопутствующих дисфункций внутренних органов, коррекции опорно-двигательного аппарата и костно-мышечных структур, гармонизации психических состояний пациентки и повышении уровня ее эмоциональной стабильности, обучение навыкам самопомощи и питания.  

Такое заболевание, как кардия пищевода (3% всех заболеваний пищевода) – редко может быть первопричиной, как правило, это патология вторичного генеза – реакция организма на некоторые нарушения. Опухоли или аневризмы аорты, которые могли бы оказывать давление на пищевод и трахею, врачами не обнаружено. Причину предстояло найти.

При кифозе грудного отдела спина пациента принимает округлую форму, плечи наклоняются кпереди и книзу, грудная клетка сужена. Кифоз также вызывает смещение внутренних органов, в средостении возникает давление на нервные центры пищевода и сердечного сплетения. Шейный отдел позвоночника подает голову вперед, флексоры шеи, лестничные мышцы, укорачиваются, компримируя блуждающий нерв, иннервирующий в том числе пищевод, диафрагму, желудок. Мышечные элементы диафрагмы сокращаются, охватывая пищевод в месте его выхода. Дисфункция связочного аппарата толстой поперечно-ободочной кишки оказывает давление на желудок и печень в краниальном направлении, вызывая закрепощение диафрагмы и нижнюю часть легких. Необходимо было убрать источники патологического воздействия структурного и висцерального характера на пищевод: а) провести полный цикл висцеральной терапии брюшной полости для «размещения по местам» сместившихся органов и ликвидации очагов болезненности, снятия спастики, нормализации тока крови и лимфы; б) проработать диафрагму в) расслабить зону средостения; г) проработать плечевой пояс, мышцы шеи; д) проработать грудную клетку и грудной отдел позвоночника (коррекция остеоструктур) и пояснично-крестцовый отдел позвоночника (закрепление результатов работы в брюшной полости).

Проведена следующая работа (дается не в порядке очередности, а блоками – для дидактических целей):

  1. Брюшная полость:

проработаны методом ишемической компрессии и вибрации ЖКТ, луковица 12-перстной кишки, сфинктер Одди с желчевыводящими протоками, печень, поджелудочная, селезенка, брыжейка, мочевыделительная система;

расслаблен связочный аппарат поперечно-ободочной кишки, устранено ее смещение вверх с давлением на желудок и диафрагму;

проведен лимфодренаж брюшной полости (см. п. 6);

  1. Диафрагма:

расслаблена диафрагма методом ишемической компрессии по А.Т.Огулову и методом рекойла («отскок» ладоней терапевта на выдохе пациента);

проведена реберная мобилизация – для стимулирования кровотока, расслабления межреберных мышц, снятия спазма диафрагмы;

центрирована сместившаяся кверху печень, также подпиравшая диафрагму;

  1. Грудная клетка:

проработан пищевод через грудину простукиванием и мягким проникающим массированием до притупления и исчезновения болезненности (в сочетании с освобождением грудного лимфатического протоков и приведением в нормотонус плечевого пояса);

проведен укрепляющий точечный и зональный массаж сердечной мышцы (профилактика ишемии перикарда, сердца, клапанов).

  1. Позвоночник, помимо проработки остистой позвоночника:

пояснично-крестцовый отдел – закрепление результатов работы по брюшной полости; квадратная мышца поясницы; мышцы спины; попутно ликвидирована болезненность седалищного нерва через устранение спазма грушевидной мышцы;

шейный отдел – расслабление флексоров шеи, лестничных мышц, проведена постизометрическая релаксация на экстензоры шеи;

грудной отдел – снятие мышечных функциональных блоков, приведение мышц в нормотонус, коррекция положения грудной клетки.

  1. Плечевой пояс:

проработка спазмированных и гипотоничных мышц, коррекция костно-мышечных структур, работа с плечевым суставом – для приведения мышц в нормотонус, расслабления зоны средостения;

коррекция положения ключиц и лопаток;

освобождение правого и левого грудинно-ключичного лимфатического протока;

  1. Краниосакральная терапия: облегчение больной от страдания «тяжелой головы» за счет улучшения циркуляции ликвора, снижения интракраниального давления через мягкое воздействие на пивоты и швы костей черепа, выстраивание костно-мышечных структур;  
  2. Психорегуляция эмоциальных состояний пациентки: проведена в виде дружелюбных успокаивающих бесед, в том числе и на житейские темы (во время терапии);
  3. Травы и диета: отвар ромашки, мяты, капли валерианы, легкоусвояемые супы, большее потребление воды мелкими дробными порциями. Позже, для нормализации перистальтики и ликвидации метеоризма, улучшения работы ЖКТ – укропное семя, тыквенные и овсяные каши, кисель, травяные отвары;
  4. Принимая во внимание мировоззрение пациентки, ей предложено питье святой и заряженной воды, повторение молитвы, звукотерапия (классическая музыка и звуки природы).
  5. Рекомендовано наблюдение у гастроэнтеролога, проведение анализов, аппаратное обследование пищевода и желудка, УЗИ печени.  

Работал с пациенткой 2 дня подряд, третий сеанс состоялся через 3 дня, четвертый – через неделю. После первого сеанса пациентка испытала улучшение состояния, загрудинные ночные боли значительно снизились (прекратились после второго сеанса), смогла начать принимать жидкую и мягкую пищу. Приступы паники прошли. Рвота проявлялась, но гораздо меньше. После третьего сеанса пациентка смогла принимать твердую пищу, дробными порциями.

Хочется верить, что терапевтические беседы и сопереживание также укрепили пациентку, дали возможность ей чувствовать бóльшую защиту и уверенность. Здесь хочу привести слова знаменитого врача Матвея Яковлевича Мудрова (1776 – 1831): «Весьма выгодно для врача и больных не допускать их до страха и печали. Неприятные чувства предрасполагают тело к принятию заразы, напротив, радость, уверенность в безопасности, надежда на Бога и врача в опасности способствуют ее избежанию». Одиночество пациентку теперь не страшит, на отношения с сыном она смотрит с бóльшим спокойствием, возобновила отношения с подругой. В настоящее время работа с А. продолжается, положительная динамика присутствует.

Заболевания далеко не всегда могут иметь четкую нозологическую картину с явными однозначными клиническими патогномоничными признаками. Проявление патологий нередко имеет разлитый, неявно выраженный характер. Следует избегать формализма в работе со страдающим больным. Необходимо стараться связать разрозненные аспекты в единую клиническую картину. Специалист в области оздоровления должен настраивать себя на готовность распутать клубок проблем, выявить главное и сопутствующее заболевание или дисфункцию, определить патогенные факторы первичного и вторичного генеза, приведшие к имеющимся состояниям, а также компенсаторные механизмы организма на данную патологию (дисфункции опорно-двигательного аппарата, висцеральных и миофасциальных структур, сосудов, элементов нервной системы; расстройства эмоционально-волевой сферы и др.). Для этого необходимо всесторонне изучать не только клинику симптомов с медицинской точки зрения (причем не только с позиций собственной школы, но и с подключением других школ), но и стараться понять, как и какие социально-бытовые, трудовые, психоэмоциональные и энергетические факторы могли стать предпосылками для появления того или иного заболевания.

Далее следует проводить лечебное, терапевтическое и коррекционное воздействие применяя доступные методы классической, традиционной и альтернативной медицины. По моему опыту, лучшие результаты достигались благодаря сочетанной работе собственной школы (висцеральная терапия, остеопатия, биоэнергетика, целительство) с подключением к данной работе ресурсов других «дружественных» систем и специалистов (гирудотерапия, рефлексотерапия, кинезиология, гомеопатия, траволечение, акваробика, иппотерапия, и др.). Особое внимание при этом следует уделить такому инструментарию как собственные руки, внимательность, развитое мышление, способность обучаться и обучать, принятие и сердечность. Полагаю, что лечение есть проявление формы любви, внимания и сострадания к пациенту, а также солидарности и целостного многоуровневого взаимодействия. В процессе такого взаимодействия мы не только содействуем восстановлению здоровья пациента – в ходе приема и лечения мы дарим ему кусочек времени нашей жизни – наш наиценнейший ресурс. И уж если это так, то пусть наша работа и наше дело будут проводиться на максимально возможном уровне профессионализма и сердечности, сообразуясь с достойными и благородными предшественниками и учителями, которые в нас поверили и проложили для нас дорогу, а также в соответствии с долгом и ответственностью перед пациентом, самим собой и Богом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *